конспект лекций, вопросы к экзамену

Рассказы Платонова 1930х годов. Проблема героя («Третий сын», «В прекрасном и яростном мире», «Фро», «Река Потудань»)

«В прекрасном и яростном мире» Главному герою рассказа — машинисту первого класса Александру Васильевичу Мальцеву — около 30 лет. Вождение поездов —его призвание. А. Платонов изображает работу Мальцева как творческий процесс: «Он вел состав с отважной уверенностью великого мастера, с сосредоточенностью вдохновенного артиста, вобравшего весь внешний мир в свое внутреннее переживание и поэтому властвующего над ним». Именно способность к внутреннему зрению по воле случая играет в одной из поездок роковую для Мальцева роль. В его летящий на всех парах локомотив попадает молния. Под воздействием электромагнитной волны Мальцев слепнет, но какое-то время не чувствует этого. Его воодушевление работой настолько глубоко, что он продолжает видеть мир как бы изнутри, в своем воображении. Эта иллюзия чуть не стала причиной крушения пассажирского состава. (Рассказ ведется от лица помощника Мальцева, поэтому будем называть его в дальнейшем Рассказчиком.) Вся ситуация от лица кочегара, а он близок к природе.

Сюжет рассказа «В прекрасном и яростном мире» отличается удивительной цельностью. Она достигается благодаря тому, что в основе завязки и кульминации лежит способность героя к внутреннему, воссоздающему зрению. Коллизия рассказа развивается между враждебными силами природы, ослепляющими Мальцева, и человеком: творческой ипостасью его труда (Мальцев), гуманизмом и разумом (Рассказчик). Такова философская основа рассказа. Писатель трактует физический труд не только как автоматическое повторение одних и тех же операций, требующих исключительной физической выносливости, но как вдохновенный творческий процесс.

Образ «прекрасного и яростного мира» писатель вынес в заглавие рассказа не случайно. Поэзия этого мира захватывает не только Мальцева, но и его помощников: «Машина «ИС» (Иосиф Сталин), единственная тогда на нашем тяговом участке, одним своим видом вызывала у меня чувство воодушевления; я мог подолгу глядеть на нее. и особая растроганная радость пробуждалась во мне, столь же прекрасная, как в детстве при первом чтении стихов Пушкина».

Писатель отчетливо понимает также, что сущность человека не может проявляться исключительно в профессиональном деле. Жизнь по законам красоты подразумевает глубоко нравственное отношение человека к людям, особенно при рождении нового социалистического общества, когда происходит перестройка психологии людей на новых, коллективистских началах.

Главному герою 33 года (возраст Христа). Его глаза пустые- зеркало души, у него есть только машина, а машина неживое. Он опустошен. Здесь сочетается стихийное (Мальцев) и человеческое (Катя).

В начале рассказа Мальцев совершенно равнодушен к людям, работающим рядом с ним. Дар вождения составов не сближает, а скорее противопоставляет его окружающим. «Он чувствовал свое превосходство перед нами, потому что понимал машину точнее, чем мы, и он не верил, что я или кто другой может научиться тайне его таланта». Не доверяя помощнику и смазчику-кочегару, раз за разом переделывая законченную ими работу без видимой надобности, Мальцев отрицает смысл их труда. «А я сам хочу» — мотивирует он свое поведение.

Рассказ “Река Потудань” (1937), повествующий о любви красноармейца Никиты и Любы, — первая из домашних, тихих элегий о воспитании чувств, о высокой ответственности одного человека за другого, более нежного и хрупкого, о созидательной силе души. Его можно назвать рассказом о целомудрии как особом жизненном принципе, позволяющем сохранить, возвысить свое поклонение чуду любви, самой любимой. Поклонение — выше обладания, сложнее насилия. Оно, поклонение, просветляет темнеющее чувство жизни.

В рассказе «Река Потудань» описаны события первых мирных  лет после окончания гражданской войны. Главный герой рассказа Никита Фирсов возвращается домой к старому отцу. Он влюбляется в соседскую девушку Любу и женится на ней. Но разрушительные последствия участия молодого человека в войне становятся причиной пережитой им личной трагедии. Никита обнаруживает, что он не способен на физическую близость с любимой женой Тяжело переживая собственную ущербность, Никита уходит из дома. В философском подтексте этой ситуации скрыт секрет целомудрия главного героя, значение которого раскрывается в контексте ранней прозы Платонова. В соответствии с христианскими идеалами писатель был убежден в том, что аскетическое самоограничение является условием духовного роста личности, что человек должен направить энергию любви на благоустройство враждебного людям мира.

Порывая с близкими, Никита теряет ощущение реальности и погружается на «дно» жизни. По существу, герой Платонова обращается в «прах», переживая смерть души, — то состояние, которое писатель определял как смерть при жизни, когда человек ощущает внутреннюю пустоту, а сохраняется лишь его телесная оболочка. Никита существует, не сознавая себя. Он становится сторожем городского рынка, выполняет самую грязную работу. Сына случайно находит отец и сообщает, что Люба пыталась утопиться в реке Потудани от тоски по мужу. Это известие возвращает платоновского героя к жизни. Он находит в себе силы для семейного счастья. В сюжетная ситуация рассказа повторяет христианский сюжет воскрешения из мертвых Христа: повергнутый в прах человек, пережив состояние, близкое к смерти, духовно воскресает.

“В первую же получку Никита купил в ближней деревне коровьи ноги и затем всю ночь варил студень на железной печке, а Люба до полночи занималась с книгами и тетрадями, потом чинила свою одежду”, — так вводит Платонов читателя уже не в условную, символическую избу, снижает небесный купол над героями. Но странно, скуки, т.е. нравственного штиля, неподвижности, не наступает. Внешне “уснувшая река Потудань”, таящаяся зимой подо льдом, — этот ненавязчивый фон всей любовной истории — не перестает никогда собирать чистую воду родников, теплоту жизни. Это любовь без "солнечных ударов" (И. Бунин), исключйтельных душевных движений: в новом платоновском мире “солнечные удары" — это травмы.

Рассказ “Река Потудань” отразил процесс сложной ломки былых, чересчур схематичных представлений о поле (“душа буржуазии”) и сознании (“душа пролетариата”). На поведение Никиты Фирсова, героя отчасти “вычисленного”, рационально сконструированного, и здесь, правда, оказывает воздействие мысль автора о постыдности “наслаждения” в любви, о том, что “обладание” вообще убивает "поклонение” женщине.

В рассказе «Фро» в центре авторского внимания любящая молодая женщина. В ней живет то «женственное чувство», которое, как писал Платонов о пушкинской Татьяне.

Имя героини — Ефросинья — в переводе с греческого означает радость или счастье. «Воздушность» Фро, «обостренное ощущение ею духоты» указывают на ее принадлежность к тому типу платоновских героинь, которые связаны с «мировой душой». Платонов создал в рассказе «Фро» модель возвышения «маленького» человека до божественного образа.

В рассказе присутствует персонаж, имевший для автора первостепенное значение, но отошедший на второй план, — муж героини, инженер Федор — личность незаурядная, человек, посвятивший себя жертвенному служению человечеству. Он жертвует личным счастьем ради общего дела и уезжает. Его сердце способно вместить весь мир, всех нуждающихся в помощи людей. Он одарен «любовью к дальнему».

Тоскуя по уехавшему мужу, Фрося не замечает живущего рядом отца, который никак не может смириться с новым для неге образом жизни пенсионера. В рассказе передана драматичность ситуации отчуждения дочери и старого отца, ее черствость по отношению к близкому человеку. Духовный рост героини рассказа Фро является в том, что в ней просыпается «любовь к ближнему». Спи им смирением и кротостью отец добивается перелома в отношении к нему дочери. Когда Федор вновь уезжает после побывки, Фрося становится чуткой и внимательной дочерью. «Любовь к ближнему» распространилась и на соседского мальчика. Для Фро в этом ребенке сосредоточено одновременно и все человечество, и ее будущее материнство.

Характер Фро — это, повторяем, центр всей группы героев: в ее окружение, в свиту переведены и муж, и отец, простодушный паровозный машинист в отставке, “играющий” в былую работу, вечно собирающийся в депо, ждущий вызова.

И скитания одинокой Фро, и ее выдумка с телеграммой о смерти, и тончайший намек на ожидаемое, счастливое материнство, и даже несколько нарочитые погружения Фро с ее идеальным самоотречением в шлаковую яму, место ее ночной работы — все это позволило образовать интересный сюжет: вообще в рассказах Платонова сюжетность сильнее, чем  в романах и повестях, где часто не зафиксировано ни начала, ни конца.

Отсыл к «Алым парусам»- спор, другой путь. + «Амур и Психея».

Имя Фро нерусское. Появляется тема ребенка: фотография мужа в детстве, мальчик-сосед. Ребенок-это символ будущего.

«Третий сын» До того момента, когда третий брат вышел из комнаты, смерть представлялась всем собравшимся людям, кроме, пожалуй, внучки и деда, событием рядовым и даже, может быть, заурядным. Жизнь кончается и завершается смертью – это совершенно нормально. Братья же давно не виделись и неизвестно, когда встретятся вновь, разве что на похоронах отца. Так почему бы не пошалить. Логика в этом есть, ведь присутствуют основные постулаты обыденного мышления.

Экзистенциальным событием смерть становится тогда, когда третий сын своим «тихим словом» прекращает веселие братьев, выходит из комнаты, чтобы последний раз в темноте прикоснуться к матери и теряет сознание от избытка чувств. И тут все остальные понимают, что все это по-настоящему – матери больше нет и уже никогда не будет. Обморок одного из героев рвет ткань повседневности, обнажая всю трагическую суть смерти. Андрей Платонов – великий мастер не только слова, но и философской мысли. Удивительное дело, но сначала даже при условии, что покойник находится в доме, ощущение трагичности передается только неповторимым языком Платонова, сыновья же ее не чувствуют. Для них смерть – это часть жизни. Но когда третий брат теряет сознание, остальные понимают, что смерть – это необратимость, что-то совсем другое, нежели жизнь. Такое открытие, безусловно, пугает героев (а вместе с ними и читателя). Досконально передал ощущение трагического разрыва между жизнью и смертью Платонов. Андрей Платонов «Третий сын» построил на контрасте между обычностью жизни и необратимостью и ненормальностью смерти.

 

28.01.2017; 20:00
просмотров: 79