конспект лекций, вопросы к экзамену

Роль Г. Ф. Миллера и М. В. Ломоносова в становлении научной журналистики.

Герард Фридрих Миллер (1705-1783), приехав в 1725 г. из Германии, был зачислен студентом Российской Академии наук и одновременно преподавателем латинского языка, истории и географии в академической гимназии. С 1728 до середины 1730 г., еще будучи студентом, он редактировал «Санкт-Петербургские ведомости», продолжая вести научную и педагогическую работу (он стал первым редактором, занимался подбором и редакторской правкой переводных статей).

В 1730 г. Миллер получил звание профессора, выехал за границу, а вернувшись, в 1733 г. отправился в сибирскую экспедицию. Более 10 лет Миллер провел в Сибири, изучая ее историю, географию, этнографию. Около ста работ о Сибири опубликовано им в научных и научно-популярных изданиях Академии наук. В конце 1740-х годов Миллер несколько лет был ректором Петербургского университета. Миллер являлся также редактором издававшихся Академией наук журналов «Месячные исторические, генеалогические и географические примечания в Ведомостях» (1728-1742) и «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие» (1755-1764).

Первый журнал начал издаваться именно по инициативе Миллера, который задумывал его как некий справочный словарь для пояснения терминов из материалов «Ведомостей», но вскоре такие пояснения стали публиковаться в самой газете, а журнал стал научно-популярным (хотя и не в полном современном понимании этой классификации).

После прекращение издания «Примечаний к Ведомостям» в России не было журнала на русском языке. Потому проект нового периодического издания, предпринятого по инициативе М.В. Ломоносова, встретил поддержку Академии. Новый журнал – «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие» редактировал Миллер, почти в каждом томе публиковались статьи Миллера – преимущественно по вопросам русской истории.

 

Говоря о начальном этапе развития научной популяризации в России, нельзя не отметить громадный вклад в развитие науки и в дело распространения научных знаний Михаила Васильевича Ломоносова (1711-1765).

Он активно сотрудничает в журнале «Исторические, генеалогические и географические примечания», отделившемся от «Ведомостей», работает там как переводчик статей по литературе и искусству и автор – на страницах «Примечаний» были опубликованы три его оды. Позже, в 1748 г. ему поручают редактирование «Санкт-Петербургских ведомостей», в особенности иностранных известий в газете.

По инициативе Ломоносова в 1746 г. при Академии наук был открыт публичный лекторий, где на русском языке читались лекции по физике, сопровождающиеся демонстрацией опытов. Возрождая традиции античных авторов, он стремился дать популярное изложение научных и технических проблем в художественной поэтической форме. Речи Ломоносова, которые он произносил в публичном собрании Академии наук: «Слово о пользе химии», «Слово о явлениях воздушных, от электрической силы происходящих», «Слово о рождении металлов от трясения земли», это новый этап в распространении научных знаний, в пропаганде отечественной науки.

В своем знаменитом «Письме о пользе стекла» Ломоносов в поэтической форме рассказывает о создании и свойствах стекла, о его применении в бисере, очках, телескопах, барометрах, касается других научных вопросов, излагает учение Коперника, говорит об астрономии. В «Письме о пользе стекла» и в других поэтических произведениях Ломоносов поднялся до подлинного синтеза науки и искусства. В своих трудах «О слоях Земли», «Явление Венеры на Солнце» и многих других Ломоносов развивал научный взгляд на развитие Вселенной. При этом он подчеркивал, что научная правда и вера «суть две сестры родные, дщери одного вышнего родителя», они «никогда между собой в распрю прийти не могут».

Важное значение для журналистики (в т.ч. для научно-популярной журналистики) имеет статья «Рассуждения об обязанностях журналистов при изложении произведений, имеющих целью обеспечить свободу научного суждения». Она была написана Ломоносовым в опровержение недобросовестных выпадов журналистов против его научной деятельности и опубликована в 1755 г. в «Nouvelle Bibliothe gue Germanigue» в Амстердаме на французском языке. Великий ученый и просветитель формулирует здесь не только задачи, стоящие перед журналистом, пишущим о науке, но также излагает основные принципы отбора научного материала. Статья обращена к проблемам научной журналистики, однако Ломоносов рассматривал проблему широко, философски, с точки зрения возможностей свободного развития научных суждений.

«Кто берется сообщить публике содержание новых сочинений, должен наперед взвесить свои силы, чтоб уметь схватить новое и существенное в сочинениях, принадлежащих иногда людям самым гениальным… Журналист не должен торопиться порицать гипотезы. Они позволительны в предметах философских, и это даже единственный путь, которым величайшие люди успели открыть истины самые важные…».

Рисуя облик идеального журналиста, Ломоносов, в сущности, нарисовал и облик идеального популяризатора, прекрасно владеющего предметом и выбирающего из всей информации только новую и существенную. Перед популяризацией науки Ломоносов ставил задачу «отводить от людей, не просвещенных никаким учением, всякие неосновательные сомнительства и страхи, кои бывают иногда причиной нарушения общему покою».

Ломоносов считает вполне допустимыми суждения журналистов об излагаемых ими предметах, но предупреждает о необходимой осторожности и справедливости при вынесении оценок. «Силы и добрая воля – вот что от них требуется. Силы – чтобы основательно и со знанием дела обсуждать те многочисленные и разнообразные вопросы, которые входят в их план; воля – для того, чтобы иметь в виду одну только истину, не делать никаких уступок ни предубеждению, ни страсти».

В своей журналистской практике Ломоносов стремился по возможности упростить язык газетных и журнальных статей, сделать его ясным и доступным простому читателю. Будучи переводчиком «Примечаний» и редактором «Санкт-Петербургских ведомостей», Ломоносов боролся с традициями языка академических изданий, в частности со сложными синтаксическими конструкциями и обилием терминов и различных иностранных слов.

Традиции Ломоносова в России второй половины ХVIII в. были продолжены и умножены Н.Н. Поповским, Д.С. Аничковым, С.Е. Десницким, Я.П. Козельским и другими просветителями. Поповский, подчеркивая необходимость широкой доступности науки, первым стал читать лекции по философии не на латыни, а на русском языке.

Значительным событием культурно-научной жизни России ХVIII в. стало открытие в 1755 г. Московского университета. С инициативой его создания выступил Ломоносов, хотя в официальных кругах и царских указах основателем университета был назван граф И.И. Шувалов. При университете было открыто две гимназии: для дворян и для разночинцев. Таким образом, во второй половине XVIII в. ряды интеллигенции пополнились за счет купечества, духовенства, мещанства. Потребность в чтении увеличилась. Университет получил право издавать книги и периодические издания. Академия наук передала университету типографское оборудование, и в 1756 г. в Москве начала выходить вторая русская периодическая газета – «Московские периодические ведомости».

Газета выходила два раза в месяц на восьми страницах. Несмотря на то, что основным содержанием газеты были иностранные известия, она имела определенный «университетский» отпечаток. В «Московских ведомостях» регулярно публиковались сведения о торжественных актах, новых курсах и лекциях, диссертациях и т. д. Газета следила за успеваемостью студентов, печатала списки награжденных за успехи в науках и переводимых с курса на курс. Кроме того, в «Московских ведомостях» помещались объявления о купле-продаже, подрядах, новых книгах, велась придворная хроника.

По инициативе же Ломоносова в 1755 году начинает выходить академический журнал энциклопедического характера «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие». В журнале печатались Тредиаковский, Сумароков и др. Сам Ломоносов мало выступал на его страницах из-за серьезных разногласий с редактором журнала Миллером.

Надо сказать, что Ломоносов не был он удовлетворен состоянием журналистики в России, порицал редакцию «Ежемесячных сочинений» и весьма активно спорил с Миллером. В мае 1758 г. Ломоносов предложил Академии наук издавать новый еженедельный орган – «Санкт-Петербургские ведомости о делах ученых людей». На страницах этого журнала профессора должны были излагать содержание написанных ими книг и диссертаций, делая общим достоянием научные открытия. Намечались также отдел хроники научной жизни в соседних государствах, библиография иностранной научной литературы. Однако проект Ломоносова не был поддержан.

В следующем году Ломоносов выступил с планом издания «Российских ведомостей», в которых сообщалось бы о «внутреннем состоянии государства, в чем где избыток или недостаток: например плодородия хлебов или недороду, о вывозе и привозах товару или припасов» и т.д. В новом замысле Ломоносова выражено желание с помощью печати связать в единое целое различные области русского государства, облегчить торгово-промышленные связи в стране помочь развитию внутреннего рынка. Проект был передан в Сенат, однако далее ничего не произошло. Не дожидаясь ответа по поводу «Российских ведомостей», Ломоносов вновь написал в Канцелярию Академии наук о своих соображениях по поводу издававшихся ею «Комментариев». Он настойчиво добивался публикации трудов Академии, руководствуясь интересами науки, охраняя приоритет русских исследователей. Ломоносов предложил издавать на русском языке раз в четыре месяца авторефераты диссертаций, подготовленных петербургскими учеными. Но и на этот проект никакого ответа не было.

Ломоносов также играет большую роль в реформе русского языка. В результате реформы Ломоносова язык художественной литературы, как и язык прессы, преодолевает стилистический «хаос», доставшийся ему от петровского времени. В ряде своих филологических трудов: «Письме о правилах российского стихотворства» (1739), «Риторике» (1748) он ставил вопрос о стихотворных и риторических нормах русского языка; в «Российской грамматике» (1757) он определил нормы и правила словоупотребления, унифицировав орфографические правила и орфоэпические нормы. Однако завершение всей реформаторской деятельности в области русской филологии было достигнуто Ломоносовым в «Предисловии о пользе книг церковных в российском языке» (1758).

Ломоносов решил три важных проблемы:
– сосуществования в составе литературного языка архаизмов как носителей «высоких» значений и разговорной лексики;
– разграничения литературных стилей;
– классификации литературных жанров, т.е. «прикрепления» их к каждому из трех стилей (высокий – ода, героические поэмы, трагедии, ораторская речь, средний – элегии, драмы, сатиры, эклоги, дружеские сочинения, низкий – комедии, письма, песни, басни).

 

23.12.2019; 08:00
просмотров: 8