конспект лекций, вопросы к экзамену

как оценить перевод. эквивалентность комиссарова

Перевод является целенаправленной человеческой деятельностью, отвечающей определенным требованиям. Основными оценочными кри­териями, предъявляемыми к переводу, являются критерии эквивалент­ности и адекватности.

Перевод предназначен для полноправной замены оригинала, и ре­цепторы перевода считают его полностью тождественным исходному тексту. На самом деле абсолютная тождественность перевода оригиналу не достижима и, более того, не желательна. Понятие тождественности заменяется понятием эквивалентности - общности содержания (смы­словой близости) оригинала переводу.

Анализ текстов оригиналов и переводов показывает, что различные участки текста перевода в смысловом плане находятся на разной ступе­ни удаленности от оригинала. В определении эквивалентности совре­менными авторами, таким образом, основной упор делается на вариа­тивность этого понятия, на существование различных видов и аспектов эквивалентности.

Понятие эквивалентности внутренне присуще понятию перевода и, как правило, включается в само определение перевода. Так, англий­ский переводовед Джон Кэтфорд определяет перевод как «замену тек­стового материала на одном языке (ИЯ) эквивалентным текстовым ма­териалом на другом языке (ИЯ)». Аналогичным образом, американ­ский исследователь Юджин Найда утверждает, что перевод заключает­ся в создании на языке перевода «ближайшего естественного эквива­лента» оригиналу.

Каждый раз, переводя текст, от высказывания к высказыванию пе­реводчик стоит перед задачей поиска того неизменного, что должно со­храниться и перейти в текст перевода (инварианта перевода). Он стре­мится установить иерархию ценностей, подлежащих сохранению в пе­реводе, и на ее основе - иерархию требований эквивалентности в отно­шении данного текста. Иерархия этих требований варьируется от фраг­мента к фрагменту внутри текста, определяется композицией факторов, складывающихся в конкретных ситуациях перевода.

Поскольку переводчик стремится к максимально полной передаче при переводе всей текстовой информации, а также к сохранению ком­муникативного воздействия, сходного воздействию текста оригинала, степень эквивалентность выступает критерием качества перевода. По­нятие «эквивалентность» приобретает, таким образом, оценочный ха­рактер. «Хорошим» или «правильным» переводом признается только эквивалентный перевод.

При сравнении переводных текстов с оригинальными ясно видно, что степень смысловой близости к оригиналу у разных переводов не­одинакова, и их эквивалентность основывается на сохранении разных частей содержания оригинала. Всегда можно обнаружить некоторое число переводов, где близость к оригиналу будет минимальной.

Так, один из персонажей американского писателя А.Хейли в рома­не «Отель» спрашивает у своего воспитанника, почему у него плохие отношения с управляющим отеля. Ответ воспитанника, звучащий по-английски «Maybe there is some chemistry between us doesn't mix (англ.)», переведен фразой: «Бывает, что люди не сходятся характерами».

Эффективность межъязыковой коммуникации во многом определя­ется степенью близости перевода к оригиналу. Языковые и культурные различия приводят к нетождественности этих текстов. Коммуникатив­ное приравнивание разноязычных текстов в процессе перевода сопро­вождается более или менее существенными опущениями, добавлениями и изменениями. Переводчику постоянно приходится решать, какими элементами оригинала можно пожертвовать, чтобы сделать возможным полноценное воспроизведение других, коммуникативно более значимых его частей.

В связи с этим одним из центральных понятий теории перевода яв­ляется понятие «эквивалентность перевода», которое обозначает отно­сительную общность перевода и оригинала при отсутствии их тождест­ва. Различается теоретически возможная эквивалентность, определяемая соотношением структур и правил функционирования двух языков, и оп­тимальная эквивалентность - близость, достигаемая в конкретном акте перевода. И в том, и в другом случае эквивалентность не представляет собой фиксированную величину: степень близости перевода и оригина­ла может быть различной и эквивалентность перевода устанавливается на разных уровнях.

Так как эквивалентность является условием перевода, задача за­ключается в том, чтобы определить это условие, указав, в чем заключа­ется переводческая эквивалентность, что должно быть обязательно со­хранено при переводе.

В истории переводческой мысли можно проследить несколько под­ходов к определению переводческой эквивалентности. Эти подходы от­ражают эволюцию взглядов на сущность перевода.

11.2. Взгляды на эквивалентность в истории переводоведения

В современном переводоведении можно проследить сменяемость нескольких основных подходов к определению понятия «эквивалент».

Первые определения перевода фактически подменяют эквивалент­ность тождественностью, утверждая, что перевод должен полностью сохранять содержание оригинала. А. В. Федоров, например, используя вместо «эквивалентности» термин «полноценность», говорит, что эта полноценность включает «исчерпывающую передачу смыслового со­держания подлинника». Само понятие «исчерпывающая передача», по-видимому, должно означать, что перевод будет иметь то же самое со­держание, что и оригинал.

Такое кардинальное решение вопроса «снимает» необходимость особо определять понятие «эквивалентность». К сожалению тезис об исчерпывающей передаче содержания оригинала не находит подтвер­ждения в наблюдаемых фактах, и его сторонники вынуждены прибегать к многочисленным оговоркам, которые фактически выхолащивают ис­ходное определение.

Первые научные представления об эквивалентности содержит тео­рия закономерных соответствий (Яков Иосифович Рецкер, 1974), где понятие эквивалентности распространяется лишь на отношения между единицами текста, но не на межтекстовые отношения.

Эквивалент, согласно Я.И. Рецкеру , постоянное равнозначное со­ответствие, как правило, не зависящее от контекста, фактически словар­ный аналог единицы в ПЯ. Рецкер выделяет несколько типов соответст­вий: «эквивалент» и «вариантное соответствие». Но в его теории раз­граничение понятий «эквивалент» (полный, либо частичный) и «вари­антное соответствие» продиктовано не столько переводческими, сколь­ко лексикографическими соображениями.

К полным эквивалентам можно отнести немногочисленные моносе­мы (однозначные слова), присущие, в основном, терминологическим сис­темам: dodder (бот.) (англ.) - повилика; dog-bolt (тех.) (англ.) - откидной болт; birch (англ.) - берёза; elm (англ.) - вяз; cast iron (англ.) - чугун.

Более многочисленными являются эквиваленты частичные - сло­варные соответствия на уровне одного из значений слова. Так, shadow (англ.) - тень, эквивалент соответствующий основному значению слова, побочным значениям соответствуют русские полумрак и призрак.

Вариантные (контекстуальные) соответствия - устанавливаются между словами, когда в языке перевода существует несколько слов для передачи одного и того же значения исходного слова (соответствия -синонимы в языке перевода): pin (тех.) (англ.) - палец, штифт, шпиль­ка, шплинт, шкворень, ось и др.; scolarship (англ.) - стипендия, эруди­ция, знания, филологическое образование.

Контекстуальные соответствия - это смысловые соответствия, которые возникают в процессе употребления слов в речи, в зависимости от окружения (узкого, широкого и экстралингвистического контекста):

attitude (англ.) - поза, осанка, отношение, позиция

  1. I dont like your attitude to your м?огк(англ.) - Мне не нравится твое отношение к работе.
  2. There is по sign of any change in the attitudes of two sides (англ.) -В позициях сторон не наблюдается изменений.
  3. Не stood there in a threatening attitude (англ.) - Он принял угро­жающую стойку.
  4. Не is known for his reactionary attitude (англ.). - Его реакционная позиция хорошо известна.

В сущности все последующие подходы к решению проблемы пе­реводческой эквивалентности заключается в попытке обнаружить в со­держании оригинала какую-то инвариантную (неизменную) часть, со­хранение которой необходимо и достаточно для достижения эквива­лентности перевода (Егер). Наиболее часто на роль такого инварианта предлагается либо функция текста оригинала, либо описываемая в этом тексте ситуация. Иными словам если перевод может выполнить ту же функцию (например, обеспечит правильное использование техническо­го устройства) или описывает ту же самую реальность, то он эквивален­тен.

Для Джона Кэтфорда решающим критерием эквивалентности яв­ляется семантический критерий отражения одной и той же предметной ситуации в текстах оригинала и перевода.

Если у Я. Рецкера отношения эквивалентности распространялись лишь на отдельные единицы (слова и словосочетания), то в теории Кэт-форда требованию эквивалентности подчиняются высказывания текста оригинала, отражающие предметную ситуацию.

Эквивалентность распространяется, однако, еще не на целые тек­сты, а на употребляемые в языке формы выражения одного и того же мыслительного содержания:

My son is six (англ.) - Mon fils a six ans (фр.) - Моему сыну шесть лет.

Существенный шаг в разработку теории эквивалентности вносит американский переводовед Юджин Наида , для которого эквивалент­ность определяется сходством реакции (response) на сообщение со сто­роны рецепторов оригинала и перевода. В своей концепции «динамиче­ской эквивалентности» он определяет эквивалентность как «качество перевода, при котором смысловое содержание оригинала передается на языке-рецепторе таким образом, что реакция (response) рецептора перевода в основном подобна реакции исходных рецепторов». Под реак­цией подразумевается общее восприятие сообщения, включающее по­нимание его смыслового содержания, эмоциональных установок и др.

Таким образом, в определение эквивалентности впервые вводит­ся прагматическое измерение - установка на рецептора. Понятие динамической эквивалентности в определении Ю. Найды учитывает и еще один существенный компонент перевода - коммуникативную ситуацию.

В приведенных выше определениях понятие эквивалентности пред­стает в недифференцированном виде, отношения эквивалентности либо присутствуют между оригиналом и переводом, либо отсутствуют.

В работах ряда авторов основной упор делается на вариативность этого понятия, на существование различных видов и аспектов эквива­лентности.

Вернер Коллер считает, что понятие эквивалентности приобретает реальный смысл лишь в том случае, если уточняется вид эквивалентных отношений между текстами.

Вид эквивалентности уточняется путем указания на те конкретные свойства оригинала, которые должны или могут быть сохранены в пере­воде. В. Колер   выделяет:

  1. денотативную эквивалентность - сохранение предметного со­держания текста;
  2. коннотативную эквивалентность - передачу коннотаций (эмо­циональных, оценочных и др. настроек) текста путем целенаправленно­го выбора синонимичных языковых средств;
  3. Текстуально-нормативную эквивалентность - сохранение жан­ровых характеристик текста, соблюдение речевых и языковых норм;
  4. прагматическую эквивалентность, предусматривающую сохране­ние воздействующей силы текста, ориентацию на эквивалентный ком­муникативный эффект, эквивалентную реакцию со стороны рецептора;
  5. формальную эквивалентность, ориентированную на передачу ху­дожественно-эстетических, каламбурных, индивидуально-авторских и других формальных признаков оригинала.

Согласно концепции В. Коллера, каждый раз, переводя текст, пере­водчик стоит перед задачей установить иерархию ценностей, подлежа­щих сохранению в переводе, и на ее основе - иерархию требований эк­вивалентности в отношении данного текста.

В теории В. Коллера виды эквивалентности признаются потенци­ально равноценными друг по отношению к другу, как бы лежат в одной плоскости. Иерархия же требований формируется самим переводчиком в каждом акте перевода, исходя из анализа конкретных особенностей текста, его целевых установок, жанровой принадлежности и т. д.

Как мы видим, соотношение между различными требованиями, предъявляемыми к переводу в теории В. Коллера, является переменной величиной. Однако требование, предусматривающее передачу коммуни­кативного эффекта исходного текста остается главным. Оно подразу­мевает определение того его аспекта или компонента, который является ведущим в условиях данного коммуникативного акта.

Таким образом, именно прагматическая эквивалентность форми­рует соотношение между остальными видами эквивалентности - дено­тативной, коннотативной, текстуально-нормативной и формальной.

Предлагаемая в работе отечественных ученых В.Г. Гака и Ю.И. Львина схема видов эквивалентности различает три вида эквива­лентности: формальную, смысловую и ситуационную. При формальной эквивалентности общие значения в двух языках выражаются аналогич­ными языковыми формами (например: «La délégation française arrive aujourd'hui à Moscou (фр.)» - «Французская делегация прибывает сего­дня в Москву»). Смысловая эквивалентность предполагает выражение одних и тех же значений различными способами (например: «La délégation a quitté Moscou par avion à destination de Paris (фр.)» - «Деле­гация вылетела из Москвы в Париж»). И наконец, особенностью ситуа­ционной эквивалентности является то, что одна и та же ситуация опи­сывается не только с помощью различных форм (как и при смысловой эквивалентности), но и с помощью различных элементарных значений (сем) выражаемых этими формами; одно и то же сообщение об отбытии французской делегации может быть озаглавлено и по-русски: «Фран­цузская делегация вылетела на родину», и по-французски: «La délégation

franqaise regagne Fans (фр.)» . Данная концепция эквивалентности наиболее близко подводит к двум концепциям уровневой эквивалентно­сти, предлагаемым отечественными переводоведами В. Н. Комиссаровым и А.Д. Швейцером.

11.3. Иерархическая модель эквивалентности В.Н. Комиссарова

Наибольшего внимания в отечественном переводоведении заслу­живают концепции эквивалентности В.Н. Комиссарова и А.Д. Швейцера. Построенные по иерархической схеме и представляющие эквива­лентность в виде взаимосвязанных уровней, они отражают степени смыслового сближения текстов оригинала и перевода.

Если у В. Коллера все виды эквивалентности выстраиваются в од­ной плоскости, то у В.Н. Комиссарова они образуют иерархическую структуру.

В.Н. Комиссаров различает пять уровней (типов) эквивалентности, понимаемой как разные степени смысловой общности между переводом и оригиналом. В качестве обязательного условия эквивалентности по­стулируется «сохранение доминантной функции высказывания», что соответствует положению о функциональном инварианте перевода, опирающемся на функциональные доминанты текста.

В.Н. Комиссаров различает следующие уровни (типы) эквивалент­ности, понимаемой как разные степени смысловой общности между пе­реводом и оригиналом: 1) цели коммуникации, 2) идентификации си­туации; 3) способа описания ситуаций, 4) значения синтаксических структур и 5) словесных знаков.

Ведущая роль в установлении эквивалентных отношений между оригиналом и переводом, по мнению В.Н. Комиссарова, принадлежит цели коммуникации. Цель коммуникации относится к категории прагма­тических факторов и выражается, в конечном итоге, в производимом текстом коммуникативном эффекте (эффекте воздействия) на рецепто­ра. Основное требование к переводу с позиций теории коммуникатив­ной эквивалентности - текст перевода должен воздействовать на рецеп­тора также, как воздействовал на своего рецептора текст оригинала.

1. Уровень цели коммуникации. Наименьшей степенью смысловой
общности характеризуются отношения между оригиналом и переводом
на уровне цели коммуникации. Сюда относятся такие случаи, как:

Maybe there is some chemistry between us doesn't mix (англ.) - Быва­
ет, что люди не сходятся характерами.

-   That’s a pretty thing to say (англ.)! - Постыдился бы!

Несохранение цели коммуникации делает перевод неэквивалент­ным, даже если остальные части содержания оригинала сохранены. На­пример:

A rolling stone gathers по moss (англ.) - Катящийся камень мха не
собирает.

Данный вариант перевода близок к оригиналу, но не понятен рус­скому адресату, которому трудно оценить данный факт с позиций хо­рошо или плохо. Правильным было бы употребить имеющуюся в рус­ском языке пословицу: Кому на месте не сидится, тот добра не нажи­вет.

2.     Второй тип эквивалентности - эквивалентность на уровне опи­
сания ситуации -
отличается от первого тем, что в тексте отражается та
же предметная ситуация, хотя и изменяется способ ее описания:

Не answered the telephone (англ.) - Он снял трубку.

Существуют ситуации, которые всегда описываются одним и тем же способом в данном языке: стандартные речевые формулы, предупре­дительные словосочетания, общепринятые пожелания (ср. Push/Pull (англ.) - От себя/К себе; Wet paint (англ.) - Осторожно, окрашено!)

Существуют и ситуационные лакуны, когда ситуация описывается в одном языке, а в другом как бы не существует и не упоминается во время речи. Так, в России нет общепринятых обращений, эквивалент­ных английским Sir, Miss, Maam. Некоторые ситуации могут вызывать определенные ассоциации у рецепторов оригинала, но быть неизвест­ными рецепторам перевода. Так, например, Марк энд Спенсер - недоро­гой магазин, но в России об этом не известно.

3.     Третий тип эквивалентности - эквивалентность на уровне способа описания ситуации - характеризуется сохранением в переводе об­щих понятий, с помощью которых описывается ситуация. Сравним:

- Scrubbing makes те bad - tempered (англ.) - От мытья полов у

меня характер портится.

Данный тип эквивалентности предусматривает, что сохраняется не только описание ситуации, но и способ ее описания, хотя имеют место различные виды семантического варьирования:

степень детализации описания — иноязычные высказывания час­то бывают более имплицитными, чем русские. Например: liquid rockets (англ.) - не жидкие ракеты,  ракеты на жидком топливе.

•       способ объединения в высказывании описываемых признаков си­туации - это связано с неодинаковыми возможностями сочетаемости признаков в разных языках. Например: Не climbed into the gig behind the horse (англ.) - Он сел в коляску позади кучера, т. к. если сказать позади лошади, то получится, что лошадь тоже сидела в коляске.

•       изменение направления отношений между признаками - ситуа­ция может описываться с разных точек зрения. Например: They had their backs to the sunshine now (англ.) - Теперь солнце светило им в спину.

4.     В четвертом типе эквивалентности - эквивалентности на уров­
не синтаксических значений -
к указанным выше чертам общности до­
бавляется еще одна - инвариантность синтаксических структур ориги­
нала и перевода ,ср. I told him what I thought of him (англ.) - Я сказал ему
свое мнение о нем

При этом полный параллелизм синтаксических структур не всегда достижим и допустимо синонимическое варьирование: The port may be entered by big ships during the tide (англ.) - Большие корабли могут вхо­дить в порт только во время прилива. Русский страдательный залог ме­нее употребим, чем английский. A boy entered the room (англ.) - В ком­нату вошел мальчик - разница в порядке слов.

5.     Наконец, к пятому типу эквивалентности - эквивалентности на
уровне словесных знаков - относятся те случаи, когда в переводе сохра­
няются все основные части содержания оригинала. Сюда относятся та­
кие случаи, как: I saw him at the theatre (англ.) -Я видел его в театре.

Достижение эквивалентности на уровне семантики слова ограничи­вается несовпадением значений слов в разных языках. Различия могут касаться несовпадения денотативных значений из-за несовпадения но­менклатуры лексических единиц, (ср: to tinker (англ.) - неумело чинить, налаживать - нет однословного соответствия в русском языке);

•          различия в объеме значений (ср: meal (англ.) - завтрак, обед, ужин);

•          различия в сочетаемости слов (ср: to slam the door into ones face (англ.) -захлопнуть дверь перед носом (а не лицом) в русском языке).

Несовпадение может коснуться коннотативных значений в силу разницы эмоциональных, стилистических, образных и внутриязыковых з

12.03.2015; 07:00
просмотров: 2730